Юрась Губарэвіч (hubarevich) wrote,
Юрась Губарэвіч
hubarevich

Category:
"Акелла промахнулся!" - Визжали шакалы на все джунгли.
"Акелла промахнулся!" - Вторили им бандерлоги.
"Акелла промахнулся." - Тяжело вздыхали волки.
   Да, Акелла промахнулся. Старый волк прыгнул на мгновение позже и олень ушёл... То ли глазомер подвёл, то ли прыжок уже не тот, а может просто олень слишком сильный попался, матёрый - кто знает. Да и не важно, по какой причине промахнулся Вожак Стаи, Закон Джунглей суров: промахнулся - уходи! Дело ведь не в том, что Стая осталась без добычи, в конце концов, в джунглях полно живности, дело в том, что Вожак не может ошибиться. Никогда, ни разу!
   Старый волк подошёл к Скале Советов, опустив голову. Впервые за много лет его хвост бессильно свисал между ног. Он обвёл всех присутствующих тяжёлым взглядом и улёгся под Скалой, прямо на голой земле. Волки растерянно загудели: впервые за последние пятнадцать лет Скала Советов осталась пуста. Гул перешёл в крики и Акелла представил себе, что сейчас начнётся. Он был один из не-многих, кто помнил последние выборы Вожака.
   "Чёрт возьми, но кто же придумал этот дурацкий закон! - Пронеслось у него в мозгу. - Почему Вожак должен уйти после промаха? Ведь рядовые волки промахиваются девять раз из десяти и ничего. А тут..."
   Ему вдруг страшно не захотелось уходить. И дело даже не во властолюбии - старый волк достаточно властвовал в своей жизни. Дело не в том, что молодые выскочки выпрут его из стаи, как какого-нибудь проходимца секс-налётчика. Дело даже не в смерти от голода, неизбежном следствии изгнания - не так уж волки дорожат своей серой шкурой. А дело в том, что из-за какого-то болвана-оленя, не пожелавшего стать обедом, он должен будет прогнуться под нового Вожака. Он должен будет стерпеть, что в его присутствии кто-то поднимет хвост, а он - Акелла, должен будет зажимать свой между ног, и припадать к земле, как какой-то щенок.
   "Черта с два!" - Подумал старый волк и, подняв хвост трубой, гордо поднялся на скалу.
   Волки на мгновение стихли, а потом загалдели вдвое громче.
  - Он не может там находиться! - Кричали одни. - Он промахнулся, он больше не Вожак!
  - Его ещё никто не сменил, по закону он всё ещё Главный! - Отвечали им другие.
   Акелла знал, что и те и другие отстаивают свою точку зрения не потому, что действительно так считают, а просто из желания противоречить. Акелла держал Стаю в железной узде, в его присутствии никто не смел иметь собственное мнение, и вот сейчас, когда он промахнулся, дисциплина начала разваливаться и каждый орал что ни попадя.
   "Если так продлится ещё пару часов, они перервут друг другу глотки на радость шакалам" - Подумал он, поглядывая на высунувшихся из зарослей падальщиков, подлых и любопытных. - "Нет, рано мне ещё уходить!"
   Вожак приготовился к борьбе.
  - Волки! - Заговорил Акелла громовым голосом. - Мы собрались здесь, чтобы решить дальнейшую судьбу Стаи. Нас всех волнует будущее и мы должны приложить все усилия, чтобы с честью выйти из нынешнего положения. Мы не должны уронить гордое имя "Волки" мы не должны поддаться панике и хаосу. Мы не доставим удовольствия всякой нечисти, жаждущей урвать наш кусок. Мы сохраним нашу Стаю - гордую, сильную и независимую!
   Волки, поддавшись многолетней привычке и силе сказанного, прекратили галдеть и молча смотрели на своего Вожака. Вдруг один из молодых волков, ещё совсем недавно ставший охотником и не успевший привыкнуть к суровой дисциплине, подал голос:
  - Акелла, ты больше не Вожак! Ты промахнулся и не имеешь права говорить со Стаей со Скалы!
   Опьянённый собственной смелостью, недавний щенок краснел, потел, слегка заикался, но говорил уверенно и с вызовом. Его высокий, срывающийся голос разносился над поляной, призывая к неповиновению.
  - Волки! - Продолжил Акелла. - Мы должны принять решение. Это не простое решение. Это гораздо важнее войны и мира. Это важнее территориальных споров. Это важнее всего. От того, кто возглавляет Стаю, зависит всё. Всё, даже существование Стаи. Уж я-то знаю это лучше всех. А посему мы должны быть мудрыми и прозорливыми как никогда. Мы не имеем права отнестись к этому вопросу легкомысленно и тем самым обречь наших щенков на голодную смерть, или истребление.
  Некоторые молодые и неопытные кричат здесь о Законе. - Он посмотрел на молодого зачинщика бунта и тот не смог выдержать его взгляда. - Но они ещё слишком недавно вышли на тропу охоты и неспособны, в силу своей неопытности понять всю глубину, всё величие Закона Джунглей. А по этому я предлагаю, остаться на Совете только старым волкам, молодые же пусть оставят нас и дадут нам возможность принять мудрое решение без спешки и горячности, так свойственной юности.
  - Это несправедливо! - Вскричали молодые волки.
  - Разумно, разумно... - Кивали головами старые ветераны коллективных охот.
  - Кто согласен со мной? - Спросил вожак.
   Большинство волков закричали нестройным хором:
   "Да-а, да, Акелла, ты прав. Решим это дело без суеты. Пусть молодые оставят нас".
   Акелла и не ждал иного результата. Слишком хорошо он знал неприязнь, которую питают старики к молодёжи. И даже не то, что-бы неприязнь, а просто без них спокойнее, меньше шума, всё чинно, благородно, по старинке. Никаких выкриков, никаких претензий на власть. Акелла нисколько не опасался конкуренции со стороны молодых, но всё же так спокойнее.
   "Один - ноль в мою пользу" - подумал Вожак, глядя как недовольный молодняк, убирается с поляны в джунгли.
  - Волки! Великие и гордые обитатели джунглей...
  - Послушай Акелла. - Прогнусил Раджан, самый старый волк в Стае. - Я что-то не пойму, почему это ты продолжаешь лежать на Скале, как будто ничего не случилось. Ведь ты промахнулся и по Закону должен уйти.
  - Уж кто бы говорил на счёт промахов, Раджан. - Иронично прищурившись, проговорил Акелла. - Ты за свою жизнь промахнулся столько раз, что бандерлоги даже поговорку сложили - "охотиться как Раджан".
   Волки басовито захохотали и закачали головами. Даже молодёжь, подслушивающая в кустах, прыснула от смеха.
   "Два - ноль в мою пользу" - Подумал Акелла.
  - Так я и не претендую на должность Вожака... - Неуклюже попытался оправдаться Раджан, втягивая голову в плечи.
  - А если не претендуешь, так нечего и языком болтать! - Резко пролаял Тукле, ровесник Акеллы и лучший охотник Стаи. Раджан когда-то в молодости отбил у Тукле волчицу, красавицу Лулио и с тех пор между ними была вражда.
   Волки враз смолкли и посмотрели на седого гиганта, известного своим крутым нравом и стальными челюстями.
  - Акелла! - Обратился Тукле к Вожаку. - Ты вот сейчас говорил о судьбе Стаи, о будущем наших щенков... Я даже заслушался. - Он усмехнулся и обвёл взглядом присутствующих. - Но ответь нам, какое может быть будущее у Стаи, Вожак которой промахивается на охоте? Да над нами будут потешаться все шакалы в Джунглях! Я уже не говорю о Войне: волки Белой Горы давно облизываются на наши земли, да и Стая Узкоглазого не прочь поживиться нашей добычей. Кроме того, не стоит забывать о Рыжих Собаках. Узнав о твоём промахе, они тут же нападут на нас!
   "Ах ты, старый пёс! - Подумал Акелла. - Решил сам стать Вожаком на старости лет".
  - Ты полностью прав, Тукле! - Громко сказал Акелла. - Угроза войны реальна как никогда! И тем больше оснований не менять Вожака. Управлять Стаей - дело не шуточное, тем более управлять Войной. Для этого нужен опыт, многолетний опыт, иначе - жди беды...
  - Опыт, говоришь? - Тукле в упор посмотрел на Океллу. - Опыт нужен, не спорю. Но в нашей Стае есть не мало достойных и опытных волков. Тех, кто умеет управлять и воевать. Тех, кто пользуется авторитетом у друзей и внушает страх врагам. Тех, кто не первый год ходит по Великой Тропе. Тех, кто не промахивается на охоте.
   "Неосторожно с твоей стороны, Тукле. - Пронеслось в мозгу у Акеллы. - Ты конечно старый рубака и грозный воин, но искусству оратора тебе ещё учиться и учиться..."
  - Ты хочешь сказать, что в Стае есть волки, которые ни разу не промахивались? - Спросил Акелла, искусно разыгрывая удивление. - Если так, то я с радостью уйду. Немедленно.
   Тукле понял, что ошибся. Не так нужно было вести атаку... Он опустил голову и потупился, но сразу же весело поднял морду. Тукле оскалился, ему в голову пришла неожиданная мысль.
   "Погоди, погоди, умник. Сейчас ты у меня попрыгаешь..."
  - Давай поищем. Может, и найдём.
  - Думаю, ты не на себя намекаешь? - Не удержался от ехидства Акелла. - Вся Стая помнит, как на прошлой неделе ты упустил телёнка. А месяц назад какой-то бандерлог выскочил у тебя прямо из пасти.
  - Ты прав Акелла. - Усмехнулся Тукле. - Я говорю не о себе. В отличие от тебя, я часто хожу на охоту и иногда промахиваюсь. Я говорю, что нужно вспомнить все охоты, атаки каждого волка и, может быть, мы найдём того, кто ни разу не промахнулся...
   "Правильно, правильно. - Загудели волки. Давайте обсудим каждого..."
   "Что он задумал?" - С тревогой подумал Акелла.
  - Ну что ж, давай, обсудим каждого... - Акелла обратился к Стае. - Волки! Пусть выйдет вперёд тот, кто ни разу в жизни не промахнулся... Ну...
   Стая молчала. Что тут скажешь. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Даже самый удачливый и сильный охотник частенько ложится спать голодным. Каждый из волков вспоминал свои промахи, и даже хуже того - иногда ведь и копытом по зубам получить можно...
  - Ну, ты и загнул, Тукле. - Прошепелявил Буйный своим беззубым ртом. - Виданное ли дело, чтобы охотник не ошибался. Даже бондерлоги иногда роняют банан...
   "Три - ноль в мою пользу..." - Акелла нахмурился, чтобы не улыбнуться.
  - Правда, правда... - Согласился Тукле. - Ха... - Он искусно разыграл озарение. - Ха... Вспомнил...
   Победоносным шагом Тукле направился к кустам и вытащил за шкирку молодого волка, почти щенка, прятавшегося за пнём. Это был его племянник Бокла. Бокла остался сиротой после смерти отважного Токедо, и Тукле заменил ему отца. Волки загалдели. Молодёжь в кустах неистовствовала от восторга. Все помнили, как этот малыш десять дней назад свалил оленя на своей первой и единственной охоте.
  - Я вспомнил. - Сказал торжествующий Тукле. - Это мой племянник - Бокла. Он не промахнулся ни разу в своей жизни.
  - Да ты что, Тукле? Белены объелся, что ли? - Закричал Раджан. - Ты бы ещё слепого щенка нам предложил в Вожаки!
  - Я не понимаю, что тебя смущает? - Удивлённо спросил Тукле. - Да у этого волка на счету только одна охота, но это стопроцентно удачная охота: одна атака, одна победа. Бокла - стопроцентно эффективный охотник. Он - идеальный Вожак.
   "Ах ты, старая бестия! - Подумал Акелла. - Буквоед! Вот ты что задумал! Посадить вождём своего племянничка-недотёпу, и крутить им как куклой... Что ж, посмотрим..."
  - Пожалуй ты прав, Тукле. Он идеальный Вождь. Стопроцентный... - Акелла встал и сделал вид, что собирается сойти со Скалы. Тукле даже сглотнул в предвкушении неожиданной удачи, но вдруг старый Вожак поднял голову. - Ты полностью прав, Тукле. Осталось лишь соблюсти формальности... Скажи-ка, Бокла, сколько раз ты был на охоте?
  - Один... - Чуть слышно пролепетал перепуганный щенок.
  - Сколько, сколько? - Переспросил Акелла.
  - Один. - Сказал Бокла чуть громче.
  - Хм... - Продолжил Акелла. - Ты имеешь в виду знаменитую охоту на оленя? Не так ли?
  - Да...
  - Но, может быть, ты бывал на охоте и помимо этого? Ведь ты, как и все щенки частенько бегаешь вокруг логова в поисках приключений? Я знаю, что вы, молодёжь, время от времени сами охотитесь на мелкую добычу? Сами, без Стаи, правда?
  - Да... - еле слышно подтвердил Бокла.
   Тукле напрягся и взглядом, казалось, пытался что-то сказать своему племяннику, но тот не понимал.
  - Ну и каковы же твои успехи в этих самодеятельных охотах? - Вкрадчиво допытывался Акелла.
  - Послушай, Акелла. - Пробасил Тукле. - Какое значение имеет ребячья самодеятельность? Все щенки учатся охотиться, нападая на всяких мышей и лягушек...
  - Подожди, Тукле со своими лягушками. - Сказал Акелла подчёркнуто вежливо. - Ты сам настаивал на формальностях, вот я и спрашиваю. Бокла, промахивался ли ты когда-нибудь на самостоятельных охотах, и, если да, то сколько раз?
  - Я... я... - Бокла чуть не плакал. - Я однажды упустил мышь... И, ещё лягушку... Она была большая... Как зашипит... Как прыгнет... Я испугался... - Бокла уткнулся носом в лапы и заревел от горя и унижения.
   Волки облегчённо вздохнули и начали посмеиваться. У всех отлегло от сердца: по крайней мере, не нужно будет поджимать хвост перед этим недорослем.
  - Хм... - Акелла снова лёг на Скалу. - Одна победа из трёх попыток, это не так уж много. Всего тридцать три и три десятых процента эффективности... У меня, во всяком случае, получше...
  - Да что там говорить! - Прокричал Длан-До. - Тукле совсем из ума выжил на старости лет! Щенка нам Вожаком предлагать!...
  - А что такого! - Оправдывался оскандалившийся Тукле, шлепком по заднице отпихивая племянника в сторону. - Когда Акелла стал Вожаком, он был немногим старше...
  - Да. - Спокойно сказал Акелла. - Я был немногим старше Боклы, но на моём счету было три десятка удачных охот и две войны. Помните, как на нас напали волки Белой Горы? Да-а-а, не многие тогда вернулись живыми, не многие...
   Волки молчали, потупив морды. Большинство знало о войне с Белогорцами лишь по рассказам стариков. Немногие уцелевшие ветераны пустили слезу при воспоминании страшной, смертельной битвы в ущелье Треснутого Дуба, в которой они потеряли своих друзей, отцов, братьев...
   "Четыре - ноль в мою пользу..." - Подумал Акелла.
  - Может быть, есть ещё кто-нибудь, кто хочет рассказать об эффективности своих атак? - Спросил он. - Лично у меня, эффективность восемьдесят процентов. Кто больше?
   Волки молчали. Восемьдесят - это слишком много. Да и не каждый хотел лезть вперёд. Конечно быть Вождём - круто, но уж слишком хлопотно: интриги, заговоры, косые взгляды... Кроме того всё время нужно забивать себе голову вопросами общественной жизни, помнить всяческие юридические тонкости, вести переговоры. Уж лучше оставаться рядовым волком. Тянуть общую лямку на охоте и придаваться маленьким радостям семейной жизни...
  - Однако, что же нам делать? - Со злой иронией поинтересовался молчавший до сих пор Луба. - Как не крути, а Акелла промахнулся, и по Закону должен уйти...
   "Пожалуй, это последний претендент. - Подумал Акелла. - Последний и самый опасный. Максимум собранности..."
  - Что делать спрашиваешь? Хм, сложный вопрос. Очень сложный. С формальной точки зрения ты прав - я промахнулся. Если слепо исходить из буквы Закона Джунглей, я должен уйти. Более того: я должен быть изгнан из Стаи. Но помимо буквы Закона, есть ещё и дух Закона! Закон гласит: интересы Стаи - превыше всего. Именно руководствуясь этими интересами, мы и должны поступить.
  - Интересы Стаи требуют сильного Вождя! - Парировал Луба. - Вождя, который не ошибается ни на охоте, ни на войне.
  - Но что же нам делать, если такого нет? - Спросил Акелла.
  - Позволь, Акелла. - ответил Луба. - Но ведь это ты претендуешь на должность Вождя, ты, а не я. Если так, то именно ты должен сказать нам, что нам делать.
   "Черт возьми! - Подумал Акелла. - Кажется я фраернулся. Этому умнику пальца в рот не клади. Четыре - один..."
  - Волки!... - Громко сказал Акелла.
   "Нет, голосом здесь уже не возьмёшь..."
  - Братья! - Продолжил он, смиряя собственный бас. - Мне очень тяжело это говорить. Мне, который столько лет водил вас на охоту и на войну. Мне, который столько лет правил, не отступая ни на йоту от Закона. Мне тяжело это говорить. Мне было бы проще уйти и умереть в одиночестве, чем сказать такое...
   "Я сейчас разрыдаюсь... - Думал Луба, иронично щуря на Океллу левый глаз. - Просто образец нравственности и самопожертвования..."
  - Но что делать. - Акелла тяжело вздохнул. - Волк на то и волк, чтобы уметь брать на себя ответственность в трудный для Стаи период. Поэтому я, ваш старый Вожак говорю вам на этом Святом для нас месте: Закон Джунглей - не совершенен!
   Волки зашумели, как горный водопад. Рык, лай и вой разнеслись на много миль вокруг. Стаи бандерлогов в ужасе разбежались в разные стороны. Шакалы забились в самые тёмные углы. Улетели орлы, попрятались медведи и леопарды. Тигры, и те насторожились, прижавшись спинами к вековым деревьям. Закон не совершенен. Закон не совершенен! О, Боги! Как осмелился волчий язык вымолвить такое! Невозможно! Немыслимо! Из года в год, из века в век живут Джунгли по Великому Закону! Нарушить закон, да за это в клочки разорвать мало. За такие слова нужно класть на муравейник, или бросать диким пчёлам! И кто сказал такое? Акелла! Уж не померк ли разум его?...
  - Закон не совершенен? - Перекрывая вопли, спросил Луба. - Акелла! В уме ли ты, Акелла? Что ты говоришь? Закон не совершенен. Веками Джунгли подчиняются Закону. Не было случая, чтобы кто-то ослушался закона и не был за это немедленно убит! Акелла, ты великий воин и мудрый политик. Твои заслуги перед Стаей столь велики, что на твоём примере воспитывают своих щенков даже наши враги. Только в память о твоих заслугах, о том, что ты столько лет правишь нами, мы не разорвали тебя на тысячу кусочков! Мы уважали тебя до последней минуты, и только в силу этого уважения мы позволяем тебе уйти отсюда живым в Долину Смерти, ибо твой разум помутился, и ты не способен отвечать за свои слова!
   "Ах ты пройдоха! - Подумал Акелла, в продолжение этой речи, слушая, как стихают крики волков. - Ты верно уже видишь себя на моём месте? Черта с два! Утрёшься! Сначала я тебя самого провожу в Долину Смерти..."
  - Уйти... Мой разум помутился... Хм... - Акелла обвёл присутствующих тяжёлым взглядом, и остановился на Луба. - Досточтимый Луба. Мой разум, светел, как никогда. Я полностью отдаю себе отчёт в том, как звучат мои слова. Мне действительно было бы проще уйти в Долину и спокойно умереть среди костей наших Предков. Но что станет со Стаей после моего ухода? Что? - Он повысил голос. - Что будет со Стаей? Кто будет новым Вожаком? Кто поведёт волков в бой, когда разразится эта уже близкая война? Ты хочешь, чтобы я ушёл. Пожалуйста, я ухожу. - Он поднялся на лапы и гордым шагом спустился со Скалы. - Пожалуйста, я ушёл. Что дальше? Кто теперь станет Вождём? Может быть Раджан, который из двадцати раз промахивается девятнадцать? Или может быть Тукле, который готов посадить Вожаком своего щенка-племянничка, лишь бы только дорваться до власти? Или может быть ты, Луба? Но ты, как я только что слышал, сказал, что на власть не претендуешь. Кто будет Вожаком? Кто из вас достаточно силён, чтобы взвалить на себя эту ношу? - Он снова обвёл волков тяжёлым взглядом. Те потупились.
  - Ты говоришь: Закон священен. - Продолжил Акелла, обращаясь к Луба. - Я это знаю, чёрт возьми! Я это знаю лучше всех здесь присутствующих. Несколько часов я ломаю себе голову, пытаясь найти выход. Но его нет. Нет выхода! Не существует! Спроси Балу. Вон он сидит у Дуба. Спроси его, что говорит Закон? Спроси его, как нам поступить в этой ситуации?
   Волки одновременно повернули головы в сторону старого медведя и вопросительно посмотрели на него. Балу покраснел и развёл лапами. Старый законоучитель, знавший Закон на зубок и учивший ему, в своё время, всех присутствующих не знал, что делать.
   "Получил, претендент хренов! - Подумал Акелла, чуть прищурившись, и поглядывая на Луба. - Пять - один в мою пользу. Не видать тебе Вожачества, как своей макушки..."
   Луба перехватил его взгляд.
   "Хм, вот ведь вывернул, Цицерон лохматый. Так глядишь и проскочит... Ну, погоди!..."
  - Всё это демагогия... - Громко сказал Луба. - Ты говоришь: нет выхода, нет буквы Закона. Дух Закона приплёл... Демагогия и болтовня! А Стае нужно решение. Стае нужен новый Вожак!
  - А что это ты говоришь от имени Стаи? - Сменил тему Акелла. - Уж не вообразил ли ты, что ты единственный, кого волнует судьба Стаи? Умерь свой пыл, Луба! Пусть выскажутся все. Пусть каждый свободный волк скажет своё слово. Мы все члены Стаи, и только все вместе можем принимать решения. Так гласит Закон! Свободные волки имеют право на Волковластие, а не на власть отдельных волков!
   "Волковластие, Волковластие..." - Зашумели волки. Что же это такое? Что же это делается? Волковластие... А ведь верно. Так и есть. Все волки имеют право голоса. Только так, только все вместе они должны выбирать нового Вождя.
   "Правильно, правильно... - Неслось со всех сторон. - Пусть каждый выступит... Пусть каждый волк скажет своё слово..."
   "Вот словоблуд! - подумал Луба. - На ходу сочиняет! Черт возьми, нужно действительно оставить его Вожаком! Такой без всякой войны кого хочешь уболтает... Надо будет подороже продать ему свой голос..."
   "Всё! - Подумал Акелла. - Сейчас они начнут языком чесать, размякнут и в итоге проглотят всё, что угодно. Всё равно никто из них двух слов связать не может..."
   Вожак не ошибся. Новое слово, произнесённое им во всеуслышание, захватило Стаю. Никто точно не понимал, что оно означает, но спросить не решался: так ведь могут и за дурака принять...
   Волки начали высказываться. Зубастые пасти, больше привыкшие хватать и рвать на части, чем произносить публичные речи, изрекали рубленные, обрывочные фразы. Путаясь в словах и выражениях, с трудом связывая падежи и постоянно срываясь на матерную ругань, волки пытались что-то высказать, что-то сформулировать, обобщить, довести до сведения. Всем им было нечего сказать. Привыкшие беспрекословно повиноваться они силились родить хоть какую-нибудь здравую мысль. Пытались блеснуть умом и эрудицией. Некоторые даже пытались неуклюже шутить. Акелла понимал всю тщетность их попыток, но делал вид, что внимательно слушает. Он сдвинул брови, кивал, иногда переспрашивал...
   Волкам понравилось. Ещё бы! В кои то веки кто-то спрашивал их мнения, да ещё по такому важному вопросу. Волки были польщены. Они были благодарны Акелле, за оказанное внимание, за неусыпную заботу о благе Стаи, за искренние попытки найти наилучшее решение. Волки были благодарны настолько, что почти все предлагали оставить Вождём Акеллу: мудрого, доброго, справедливого, честного и отважного.
   Наконец прения закончились. Акелла посмотрел в глаза Луба и тот понимающе ухмыльнулся: он оценил способности старого Во-жака. Акелла послал Луба обнадёживающий и даже слегка благодарный взгляд, как бы пообещав не обделить благами в будущем. Они поняли друг друга.
  - Волки. Друзья. Братья. - Заговорил Акелла. - Я искренне тронут вашими тёплыми словами. Я благодарен вам за то, что вы оценили мои усилия на этом высоком посту. Я ни за что не позволил бы себе остаться Вожаком после всего случившегося, если бы был хоть какой-то иной выход, и если бы положение Стаи не было столь серьёзно. Мне тяжело нарушать Великий Закон Джунглей. Тяжело... Но я должен это сделать. Должен для Стаи...
   Его голос задрожал, но старый волк преодолел секундную слабость: слёзы не к лицу воину.
  - Я готов снова взвалить на себя эту тяжкую ношу. Готов... Я лишь хочу, чтобы Закон был по возможность соблюдён, что-бы не возникало ни каких сомнений в моей легитимности в будущем. Пусть этот вопрос решается голосованием...
  - Что ж. Проголосуем. - Поддержал Акеллу Луба. - Кто за Акеллу? - Спросил он громко. - Кто "За", пусть поднимет хвост.
   Волки, привыкшие действовать на охоте как один организм, и проголосовали как один. Все, даже недавние противники-претенденты подняли хвосты "За", кому же охота ссориться с будущим Вожаком...
   "Шесть - один в мою пользу. Не сухая, но чистая победа..."
  - Кто против... Воздержался... Единогласно! - Провозгласил Луба. - Что ж, слава Вожаку Свободных Волков! Акелла, ты по-прежнему наш Вожак!
   Волки поджали свои хвосты, первый и последний раз, поднятые в присутствии Акеллы, а он, подняв свой хвост трубой, гордо взошёл на Скалу Советов. На его Скалу!
  - Спасибо. Спасибо за оказанную честь. Спасибо за доверие. - Акелла повысил голос, и его услышала вся округа. - Я, Акелла, сын Чакры и Рубалана, в этот торжественный день клянусь именем своим, кровью своей, Предками своими, что денно и ношно буду заботиться о благе Стаи, о благе каждого Волка и Волчицы. О благе родной земли и будущем наших щенят.
  - Аминь...
  
  * * *
  
   Волки расходились. Некоторые ещё перешёптывались, остальные молчали.
   "Акелла промахнулся... - С усмешкой подумал старый волк. - Ха... Все-таки, политика - великое искусство..."
  
  
   26.07.2008
  Джунгли.
  Скала Советов.

Овсянников Андрей Михайлович

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment